Цензура
28 марта 2020 г.
Вышка — не место для мысли. Впрочем, как и вся Россия
4 ДЕКАБРЯ 2019, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Дело Егора Жукова имеет некоторые шансы стать таким же знаковым, какими в свое время стали дело Дрейфуса во Франции и дело Бейлиса в России. Разница в том, что тогда французская и российская общественность почувствовали угрозу, исходящую от нарастающего антисемитизма, смогли дать бой и, в конечном счете, эти локальные битвы выиграли. В случае с делом Егора Жукова шансов на торжество справедливости немного, и о причинах этого скажу чуть позже.

Сначала о том, почему дело Егора Жукова выделяется даже на фоне общего судебного беспредела большого «московского дела», частью которого оно является. В Егора Жукова силовая обслуга режима вцепилась мертвой хваткой. Сначала Жукова обвиняли в участии в «массовых беспорядках» (часть 2 статьи 212 УК), пытаясь выдать его за человека на видео, который якобы «управлял» толпой во время акции 27.07.2019. Когда стало ясно, что на видео не Жуков, дело по этой статье закрыли, а открыли новое — за призывы к экстремизму в интернете (часть 2 статьи 280 УК). Причиной возбуждения дела стал ютуб-канал подсудимого — «Блог Жукова», который Жуков создал несколько лет назад. Экстремизм «нашли» в четырех видео Жукова: «Митинг 7 октября, или Как сливают протест», «Мирная революция возможна (доказательства)», «Митинги, что дальше», «Бойкот выборов — это лишь начало».

В условиях «басманного правосудия» по «московскому делу» можно совершенно свободно посадить пару десятков тысяч человек. Хоть по «дадинской» статье, хоть по 212-й. Почему силовой обслуге режима так важно любым способом посадить именно Егора Жукова? Ответ на этот вопрос — в той публично объявленной властью войне с мозгами, одной из первых жертв которой должен стать Егор Жуков. Отдельными эпизодами этой войны стали законы о зачислении в иностранные агенты физических лиц, о мерах по созданию суверенного интернета, дальнейшие шаги по ликвидации университетской автономии, запрет ученым контактировать с иностранными коллегами.

Егор Жуков — один из символов этого противостояния. Его ютуб-канал, на котором студент Высшей школы экономики хорошим русским языком объясняет, почему он против путинского режима, и дает порой просто блестящие комментарии текущих событий, имеет свыше 150 тысяч подписчиков, а отдельные видео просматривают свыше 750 тысяч человек. Для любительского студенческого блога политической направленности это реально круто. Именно такие, как Егор Жуков, имеют шанс стать могильщиками режима. Обслуга режима это чувствует, и поэтому против Жукова идет война на уничтожение, делается все, чтобы сломать ему жизнь.

Отдельная роль в этой войне отведена «эксперту ФСБ» Александру Коршикову, чьи лингвистические изыски могли бы стать основой для серии анекдотов, если бы из-за них Егору Жукову не грозили 5 лет колонии. «Эксперту ФСБ» Александру Коршикову, не имеющему филологического образования, трудно дается анализ текстов. Тем более когда надо найти то, чего в текстах нет. А в текстах и видео Жукова нет и следа экстремизма, призывов к насилию. Но, поскольку найти их надо, «эксперт ФСБ» Александр Коршиков начинает просто сочинять.

Жуков последовательно критикует применение насилия против власти и ее представителей: он считает себя теоретиком ненасильственного протеста. И это большая неприятность для «эксперта ФСБ» Коршикова, поскольку ненасильственный протест довольно трудно квалифицировать как экстремизм. Но «эксперта ФСБ» Коршикова трудности не пугают, и он делает два лингвистических пируэта. Во-первых, на основании того, что Жуков пишет и говорит о необходимости смены власти, «эксперт» Коршиков делает вывод, что Жуков эту власть ненавидит. Стало быть, разжигает ненависть и вражду к отдельной социальной группе «власть имущих», что уже можно считать экстремизмом.

Второй пируэт «эксперта ФСБ» связан с пересказом Жуковым методов ненасильственной политической борьбы, изложенных в работах знаменитого теоретика «оранжевых революций» Джина Шарпа. Сам Жуков этими ненасильственными методами не пользовался и никого ими пользоваться не призывал, но «эксперт ФСБ» считает преступлением публичное упоминание о таких методах, как неуплата налогов и воспрепятствование работе учреждений.

Упражнения в лингвистике «эксперта ФСБ» Коршикова профессиональные лингвисты сочли не имеющими отношения к данной сфере, а самого «эксперта» признали некомпетентным. Однако попытки защиты Жукова привлечь в качестве экспертов специалистов, имеющих профильные ученые степени, судья Кунцевского суда Светлана Ухалева отвергла, посчитав, что наличие профильных ученых степеней для участия в данном процессе недостаточно. Кроме экспертного заключения от ФСБ прокуратора предъявила суду еще несколько неопровержимых улик, доказывающих вину Егора Жукова. А именно: рубашку, изъятую во время обыска, а также схваченную и арестованную на месте преступления фигурку трех лягушек из керамики, где две лягушки обнимают третью…

ТАСС

Параллельно с судом над студентом ВШЭ Егором Жуковым запущен процесс лишения статуса студенческой организации сообщества журнала DOXA, что означает фактический запрет на деятельность журнала в стенах ВШЭ. По данным журнала, ректор Ярослав Кузьминов уже проголосовал за лишение статуса. Процедура голосования о запрете деятельности DOXA в Вышке была инициирована по обращению ректора РГСУ Натальи Починок. Она пожаловалась на публикацию в журнале, посвященную ее биографии на посту ректора. Починок указала, что публикация порочит деловую репутацию университета и наносит вред сотрудничеству двух вузов. Руководство Вышки, судя по всему, поддерживает позицию своего коллеги из РГСУ и намерено зачистить вуз от студенческого медиа, позволяющего себе критиковать начальство. Одним из главных обвинений в адрес DOXA стала поддержка журналом Егора Жукова и других фигурантов «московского дела».

Процесс изгнания мысли с территории Российской Федерации идет ускоренными темпами. Нарастающая безмозглость России с учетом наличия у этой страны ядерного оружия — это дополнительная угроза не только населению страны, но и всему миру. Дело Егора Жукова могло бы стать той битвой, которую мыслящая часть россиян и мирового сообщества могла бы дать мракобесию российской власти. Могло бы стать, но не стало. Возможно, потому, что в России не нашлось современного Короленко, а в Европе — современного Золя…

Фото: 1. Россия. Москва. 03.12. 2019. Студент Высшей школы экономики (ВШЭ), видеоблогер Егор Жуков, обвиняемый в публичных призывах к экстремизму, во время рассмотрения дела по существу в Кунцевском суде РФ. Сергей Бобылев/ТАСС
2. Россия. Москва. 25.08.2019. Одиночный пикет против политрепрессий и за свободу собраний на Пушкинской площади в Москве. Андрей Гордеев/Ведомости/
ТАСС












  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.