Медиафрения
12 декабря 2018 г.
100 лет тому, чего в России никогда не было
14 НОЯБРЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ЕЖ

Сегодня, 14.11.2018, люди, формально относящиеся к одному цеху, празднуют разные события. Одни собрались в Театре Красной армии отметить 100-летний юбилей Союза журналистов России. Другие радуются тому, что удалось собрать 25 миллионов рублей на штраф, которым Роскомнадзор решил угробить журнал The New Times, и тем самым спасти этот журнал. И те, и другие называют себя журналистами, хотя между ними очень мало общего.

Сто лет назад, с 13 по 16 ноября 1918 года, в Москве проходил Первый съезд российских журналистов. Членами этой организации тогда были Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская. В президиуме — генералы нарождающейся большевистской медийной армии: редактор «Известий» Ю.М. Стеклов, зам. наркома почт и телеграфа, комиссар РОСТА Л.Н. Старк, редактор «Бедноты» Л.Н. Сосновский. На трибуну выходят с пламенными речами Карл Радек и Александра Коллонтай. Открывший съезд председатель Моссовета Лев Каменев потребовал от присутствующих, чтобы они «решительно отделались от того, что было так характерно для буржуазной печати» и «явили миру пример того, как нужно вести пропаганду социализма».

Тот Союз российских журналистов просуществовал 10 лет, с 1918-го по 1928-й, и был рожден для единственной цели — создать систему тотальной лжи, прикрывающей тотальное же насилие над обществом. Большевики, ликвидировав всю буржуазную печать (см. ленинский «Декрет о печати»), а, фактически, истребив в России журналистику, нуждались в создании мощной системы пропаганды, полностью управляемой из единого центра. План был реализован целиком и полностью за 10 лет. Именно в это десятилетие как грибы выросли все эти «правды»: комсомольские, пионерские, орловские, дагестанские, московские, марийские и прочие придатки партийных, советских или комсомольских контор.

Тогда же были созданы тысячи районных (городских) газет — придатков местных парторганизаций. Их называли двусмысленно — «органы»: орган такого-то партийного комитета. Потом, когда партии не стало, все эти «органы» короткое время гуляли сами по себе и радовались свободе (см. «Нос» Гоголя), но вскоре нашли новых хозяев и заняли свое привычное место.

Вернемся к юбилею, то есть к Первому съезду российских журналистов. На нем еще не было того единодушия, которое стало фирменным стилем советской прессы в последующие семь десятилетий. Наивные романтики от большевизма протестовали против «комиссародержавия» в журналистике, искренне не понимая, что это и есть суть той политики, которую они взялись реализовывать. «У нас чиновники хуже, чем при старом режиме!» — возмущалась Л.Н. Сталь, член РСДРП с 1897 года, которая, видимо, не поняла, что она уже не в эмиграции в Париже и тут ей не Французская социалистическая партия, в которой она также побывала.

Кстати, все статусные члены президиума Первого съезда российских журналистов всего на десять лет пережили свое детище. Союз российских журналистов сгинул в 1928 году. Он был утоплен в Союзе полиграфистов и бумажников, где и рассосался бесследно, а Стеклов, Старк, Сосновский и Каменев попали под каток Большого террора.

Тридцать лет, с конца 20-х по конец 50-х, в стране не было никакого союза журналистов, поскольку никакой нужды в нем не было. В 1956-м нужда появилась, а в 1959-м был создан Союз журналистов СССР. Цель — участие в холодной войне. Надо было кому-то представлять СССР в Международной организации журналистов, которая была создана для противостояния враждебной Международной федерации журналистов. За это советская власть разрешила некоторым журналистам пить пиво в Домжуре, позволила зарабатывать на лотерее, наделила недвижимостью в центре Москвы и пускала иногда погреться в дом отдыха в Варне.

В то время как по всему миру создавались журналистские профессиональные союзы, с разной степенью эффективности защищающие права журналистов на свободу творчества, в СССР процветала контора, объединяющая «подручных партии», как вполне справедливо назвал советских журналистов Никита Сергеевич.

Далее случилось все по Николаю Васильевичу. Союз журналистов России, уподобившись носу коллежского асессора Ковалева, вообразил себя статским советником (борцом за свободу слова), нацепил шпагу (организовывал митинги в поддержку НТВ, включал Путина в списки «врагов российской прессы») и совершал прочие тому подобные бесчинства. Должен признаться, что все эти безобразия СЖР целых 10 лет совершал при моем непосредственном участии, по моей инициативе и под моим руководством. Но все кончилось тоже в точности по Гоголю. Безобразника Яковенко из руководства СЖР наконец выдавили, Нос благополучно вернулся на лицо коллежского асессора Ковалева, а СЖР встал в привычное стойло и принялся вылизывать те части тела власти, до которых ему позволили дотянуться. Награждать своими премиями бойцов информационных войн Скабееву и Поддубного, осуждать Украину за то, что изгоняет из своего информационного пространства главные орудия ненависти — российские телеканалы.

Пока СЖР готовился к празднованию своего столетнего юбилея, совершенно другие люди пытались спасти одно из немногих независимых от Кремля изданий — журнал The New Times, который глава Роскомнадзора Жаров вознамерился убить весьма характерным способом: наложив изумительный штраф в 22,5 миллиона рублей. И тут произошло удивительное. Журнал решили спасти коллеги и читатели. Сначала «Новая газета», затем «Дождь» объявили о своей поддержке журнала и о сборе денег на штраф. За четыре дня было собрано 25 миллионов рублей.

Для тех, кто умеет издавать только два звука — «ура!» или «долой!», — эта история создает неразрешимую проблему. Поскольку журналистская и читательская солидарность — это хорошо, значит, есть повод кричать «ура!». В пользу этого же междометия и сохранение журнала (для тех, кому нравится Евгения Альбац и ее детище), и радость от того, что нарушили планы вконец обнаглевшего цензора Жарова.

Аргументы «против» тоже очевидны. Власть вынудила несогласных скинуться, и наши миллионы пойдут на войну в Сирии, на новые дубинки для армии генерала Золотова и на рост зарплат соловьевых, киселевых и прочих симоньян. К тому же никто не мешает Жарову в следующий раз выставить штраф в миллиард рублей, например, за обидные слова в адрес Путина. А тем, кто посмеет утверждать, что размер путинского достоинства меньше — тем штраф в два миллиарда. Будем собирать? Тем, кто не является поклонником творчества Евгении Марковны и в целом не приемлет нравов той тусовки, одним из лидеров которой она является, акция по сбору средств в поддержку The New Times представляется не борьбой за свободу СМИ, а мероприятием по поддержке «своего».

Я не принадлежу к «тусовке» и не являюсь поклонником творчества Альбац, более того, часто весьма жестко ее критикую, полагая, что выдвинутый ею призыв «Вон из профессии!» в целом ряде случаев стоило бы адресовать автору этого призыва. И, тем не менее, я рад, что Евгения Альбац продолжит выпуск своего журнала. Во-первых, потому что журнал намного больше и лучше, чем сама Евгения Марковна и это ее заслуга как редактора, поскольку как редактор она много сильнее, чем она же в качестве журналиста. Во-вторых, и это главное, солидарность в условиях фашистского режима дорогого стоит. И это перевешивает все аргументы против данной акции. Поэтому поздравляю всех с очень небольшой, очень временной, очень робкой и локальной, но все-таки победой.

Что же касается Союза журналистов России, который в эти дни празднует свой юбилей, то вынужден сообщить его членам и руководителям неприятную новость. Нет в России никакого союза журналистов, никогда не было и не будет до тех пор, пока не сгинет путинский режим, при котором нет места журналистике как массовой профессии, а ее место занимает информационная обслуга власти.

 

Фото: Мария Олендская/коллаж ЕЖ












  • Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...

  • "Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...

  • Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Приручение рэперов, страдания по Брилеву и портрет барственного холуя
3 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Просмотрев выпуски новостей и ток-шоу в российском телевизоре за минувшую неделю, я уже почти написал обзор, но вдруг задумался. Что нового из очередной «Медиафрении» узнают люди? Что Соловьев в последнем «Воскресном вечере» обозвал президента Украины Петра Порошенко «иродом», а не «уродом», как обычно? Что один из его «экспертов» радостно сообщил, что «Порошенко перепутал томос с фаллосом», и сам весело смеялся удачной шутке? Как другой «эксперт» пугал аудиторию федерального канала тем, что в Украине «происходят гонения на истинных христиан»? Еще у меня был сюжет про то, как вся соловьевская шобла долго глумилась над специально приглашаемым для таких целей украинским «политологом» Дмитрием Ковтуном. В точности как в описанной Ильфом и Петровым сцене коллективной порки Васисуалия Лоханкина в «Вороньей слободке». То же торжество духа коммуналки и карикатурное бессилие жертвы…
Медиафрения. Высший холуяж эпохи постмодерна
19 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нет, все-таки напрасно наговаривают на современных российских мастеров пера, мол, не тот у них класс, по сравнению с теми, что были в старые времена. В несправедливости этих оценок можно убедиться, прочитав очерк Андрея Колесникова в «Ъ» от 15.11.2018, в котором автор живописует визит Путина в Сингапур. Путинский заслуженный летописец долго и подробно описывает, как во время появления на саммите Путина обязали пройти сквозь рамку, а затем наступила кульминация – Путин ЗАЗВЕНЕЛ! Тут невозможен парафраз, нужна цитата от мэтра: «И ведь Владимир Путин зазвенел. Если до этого я все это видел, то теперь услышал. О том, что это было, можно только предполагать. И поверьте, есть люди, которые с той секунды только это и делают. И говорят теперь, что даже если бы он вытащил из карманов все, что по мнению службы безопасности, могло бы зазвенеть, например, тайный мобильный телефон, о существовании которого столько лет говорят все, кто про это ничего не знает, то звон все равно никуда бы не делся, сколько бы раз его сквозь эту рамку ни попросили еще пройти. Потому что это якобы звенит то, из-за чего все-таки именно так, а не иначе относятся к Владимиру Путину в мире. ПОТОМУ ЧТО ИЗ СТАЛИ». Конец цитаты.
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018
Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...
В СМИ
14 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...
В блогах
14 НОЯБРЯ 2018
Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.
Три составляющие оккупационного режима
5 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Только что в Керчи школьник убил 20 человек. На минувшей неделе подросток подорвал себя в здании архангельского ФСБ. События очень разные, и мотивы у этих людей разные, но их объединяет одно – ненависть. Чтобы понять, откуда берется ненависть, разлитая в обществе, надо две минуты посмотреть и послушать главного генератора ненависти – Владимира Соловьева.
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.
Медиафрения. Осквернители
18 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В средневековье во всех неприятностях обвиняли ведьм, колдунов или евреев. Падеж скота, болезнь близких, пожар, наводнение — виноват Другой, он же — Чужой. В Российской империи средневековая ментальность популяции сохранилась и в XIX веке, когда во время эпидемии холеры 1830-1831 годов люди громили больницы, убивали врачей и чиновников, считая, что именно врачи распространяют холеру, а начальство им в этом помогает.