Что делать?
11 декабря 2018 г.
Почему одни страны богатые, а другие бедные?

ТАСС

О книге Дарона Аджимоглу и Джеймса Ф. Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные?»

Средний американец в семь раз богаче среднего мексиканца, в десять – среднего жителя Центральной Америки или России и в сорок раз – жителей Мали, Эфиопии или Сьерра-Леоне. Это справедливо и для группы богатых развитых стран Европы, Канады, Австралии, Японии, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня.

В богатых странах у граждан лучше здоровье и образование, живут они дольше. У них есть доступ к тому, о чем жители бедных стран могут только мечтать – от отпусков до перспектив карьеры. Жители богатых стран ездят по хорошим дорогам, у них есть электричество, канализация и водопровод.

Но, главное, власти таких стран не творят произвол, не арестовывают граждан, несогласных с их политикой, не дурят их лживой пропагандой. Напротив, чиновники там чувствуют себя нанятыми и подконтрольными управляющими, чья обязанность – предоставлять населению услуги: образование, здравоохранение, охрана закона и порядка. Граждане таких стран участвуют в честных выборах и решают, какая партия или коалиция будет проводить внутреннюю и внешнюю политику.

Как установили ученые, причина различий в уровне жизни народов состоит в том, что политическая и экономическая системы богатых и бедных стран создают совершенно разные стимулы для людей. В бедных – власть имущие силой собирают дань с простых граждан и предпринимателей, отбивая у них желание творить новое и организовывать бизнес, лишая их средств на развитие. Там господствуют госкорпорации и монополии, принадлежащие близким к власти олигархам.

В богатых странах, напротив, развитая политическая и экономическая конкуренция, которая и служит двигателем прогресса. Там работают стимулы изобретать, создавать высокопроизводительные технологии и полезные продукты. Там на деле гарантированы права частной собственности. Эти экономические и политические правила бытия (институты) не только обеспечивают развитие и рост уровня жизни, но, главное, поддерживаются органами власти и обществом.

Очевидно, что формирование экономической системы, ее институтов зависит от политического режима, господствующего в стране. Так в СССР, где предпринимательство каралось тюремным сроком, рыночная экономика была просто невозможна. Могут ли граждане реально контролировать политиков и чиновников, влиять на принимаемые ими решения зависит не от столько от текста Конституции (Сталинская Конституция была очень демократична, что не мешало отправлять в лагеря и ссылки миллионы граждан), а от практики применения конституционных норм, от обычаев и уровня доверия в обществе. В бедных странах политики могут безнаказанно использовать власть, вверенную им обществом (а то и узурпированную ими), для собственного обогащения и проведения политики, которая выгодна только им, но совершенно не выгодна избирателям. И изменить ситуацию граждане в этих странах, как правило, не в состоянии. Это главная причина их бедности.

Важно и то, как власть реально распределена в обществе, каковы возможности различных групп ставить общие цели и добиваться их исполнения. Или, напротив, как власть имущие способны силой подавлять и ограничивать интересы противостоящих им групп граждан. Если власть концентрируется у силовиков-чекистов, плантаторов или олигархов, а наемные работники по своим правам и способностям к самоорганизации мало чем отличаются от крепостных крестьян и рабов, то такая власть будет увеличивать налоги с граждан и дотировать из казны своих олигархов. Пример: многомиллиардные дотации из налогов россиян олигархам Вексельбергу, Потанину, Прохорову, обиженным западными санкциями.

Экономические и политические правила жизни (институты) влияют на поведение людей, на стимулы творить, изобретать, производить новое. Но именно от этого зависит успех или крах страны. Билл Гейтс (также как Стив Джобс или Сергей Брин) обладал талантом и амбициями. Но он реагировал и на стимулы. Система школьного образования позволила Гейтсу и ему подобным получить навыки, которые помогли им реализовать свой талант. Экономическая система США дала возможность легко основать компании, не сталкиваясь с необходимостью поиска «крыши» и уплаты откатов чиновникам. Американский рынок труда дал квалифицированных специалистов, а конкурентная рыночная среда помогла построить бизнес и донести свой товар до покупателей. Они были уверены, что их мечты смогут реализоваться, могли не бояться силовиков, рассчитывать на верховенство права и не опасаться за свои авторские права. Ничего подобного нет в бедных авторитарных «естественных» государствах, вроде России. Они могут лишь пользоваться новинками, приходящими с Запада, продавать газ и нефть.

Политические системы (институты) развитых стран обеспечивают стабильность и преемственность, гарантируют, что к власти не придет диктатор и не изменит правила игры, не посадит в тюрьму, не сможет угрожать жизни и собственности. Эти политические системы не допустят, что бы политика президента была направлена на самоизоляцию страны, в сторону ее экономической катастрофы. Но для этого государственная власть не должна быть сосредоточена в руках узкой группы лиц. В конечном счете, развитая экономика США – следствие республиканской политической системы, которая складывалась, начиная с 1619 года.

Отметим, что политические и экономические системы богатых стран, укрепившись, влияют и на менталитет народа. Так произошло в бывшей ГДР, в Сингапуре, Японии, Южной Корее. Люди начинают понимать ответственность за свое будущее, перестают полагаться на государство, прощаются с мифическими надеждами на «доброго правителя», на начальство, которое за них все решит. В этих странах формируется гражданское общество, создается множество общественных, правозащитных и природоохранных некоммерческих организаций. Но главное, там возникают влиятельные, пользующиеся поддержкой избирателей политические партии, способные формулировать свои программы развития страны и, получив мандат от избирателей, реализовать запросы избирателей.

Еще раз подчеркнем: двигатель прогресса – это экономическая и политическая конкуренция. Как и соревнования в спорте. Монополиям новые продукты и технологии не нужны, они и так получат свой сверхдоход. Госкомпаниям они тоже не нужны, там нет хозяина, а разворовывать «ничейную» собственность можно, и производя устаревшую продукцию. Новые продукты и технологии, а значит и рост уровня жизни, нужны лишь самим гражданам, олигархи и так купаются в роскоши. Но опросы россиян показывают, что эта простая истина еще недоступна большинству россиян. Многие все еще вздыхают по затратной директивной плановской социалистической системе. Россияне должны наконец осознать, что власть, убивающая конкуренцию и порождающая госмонополии, препятствует росту их благосостояния. В мире добились успеха только те страны, которым удалось заимствовать порядки (политические и экономические институты) развитых стран.

Но авторы книги показывают на примерах, что переход от политики обогащения «элиты» к политике, обеспечивающей благосостояние всего общества, происходит только «в точках перелома», при сочетании определенных условий, когда низы не хотят, а верхи уже не могут удержать власть. Мы обычно называем эти точки перелома кровавыми или бескровными (бархатными) революциями. Важно, что в этих точках перелома не просто меняются авторитарные правители, но происходит смена порядков, когда институты сбора дани с населения заменяются институтами сотрудничества, гарантиями прав и свобод граждан, их свободным доступом к любым формам предпринимательства. Если этого не происходит (как при военных переворотах во многих странах Латинской Америки), то сохраняются причины обнищания народа.

Авторы книги уделили внимание и критике популярных теорий о причинах неравенства стран. Одна из них – это теория о влиянии географических условий. Мол, развитию мешает жаркий климат. Жители тропических стран ленивы и нелюбознательны, им не хватает усердия, что приводит к бедности. Но такая теория не может объяснить разницу между Мексикой и США, Северной и Южной Кореей, Восточной и Западной Германией (до падения берлинской стены). Эта теория опровергнута экономическими успехами Сингапура, Малайзии и Ботсваны.

Другая популярная теория связывает процветание народов с их культурой. Еще Макс Вебер утверждал, что протестантская этика лежала в основе быстрого развития индустриального общества в Западной Европе. По большей части эта теория бесполезна, поскольку религия, этические принципы, «африканские» или латиноамериканские» ценности не особенно важны для понимания того, как возникло нынешнее неравенство богатых и бедных стран, почему оно столь устойчиво. Однако социальные нормы, связанные с трудом, частной собственностью, с отношением к закону, нередко поддерживают те различия в политических системах, которые и ведут к бедности стран. Это тоже надо учитывать.

Еще одно популярное объяснение бедности стран – это «теория о невежестве», согласно которой их правители просто не знают, как сделать свою страну богатой. Это не так. Власть имущие довели до нищеты большую часть своих граждан не потому, что считали проводимую экономическую политику хорошей, а потому что были уверены, что им все сойдет с рук, что они могут обогащаться за счет других и удержаться у власти.

Книга Дарона Аджимоглу и Джеймса Ф. Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные?» помогает неравнодушным людям понять, что действительно служит причиной нищеты народов, как связана проводимая властью политика с ее корыстными интересами, как на развитие страны влияет конкуренция, стимулы и гарантии прав граждан. И, главное, понять, что нужно сделать, чтобы вывести Россию из отсталости.

Фото: Виталий Белоусов/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Проблема диалога власти и бизнеса. Что делать?
28 НОЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Специалистами «Левада-Центра» совместно с Московским Центром Карнеги недавно проведено исследование, являющееся попыткой диалога бизнеса с властью. Это совсем непросто. Сегодня на первый план выдвинулась группа привилегированных, объединенных личными связями чиновников и близких к власти «предпринимателей». Фактически они рассматривают экономическое пространство России как среду для неограниченного собственного обогащения, что делается нерыночными методами и чаще всего в ущерб развитию страны. Интересы этой группы олигархов призвано защищать щедро финансируемое «сословие» силовиков, обладающее де-факто почти неограниченным набором прав и существенными привилегиями.
Реформировать правоохранительную систему России!
25 НОЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россияне в большинстве своем не доверяют полиции. Об этом говорят социологические опросы: всего 31% жителей России чувствуют себя уверенно при ответе на вопрос об ощущении безопасности в городе или местности, где они проживают. Для сравнения: в Эстонии и Чехии в безопасности себя чувствуют 60% населения.[i] Наш показатель один из самых низких в мире, что свидетельствует о крайней неэффективности работы полиции.
Пенсионные системы четырех государств. Сравним!
14 НОЯБРЯ 2018 // НАТАЛИЯ ЕВДОКИМОВА
Первое, с чего надо начать, так это признать, что наша пенсионная система очень неустойчива. Уже после развала Советского Союза система меняется пятый раз, и всерьез. Надо разобраться, почему же после очередной реформы ситуация только ухудшается. Сравним с пенсионными системами в других странах, чтобы понять, что же у нас не так. Возьмем Норвегию. Она проводила пенсионную реформу целых 8 лет. В 2001 году была собрана пенсионная комиссия, которая рассмотрела все предложения. Эти предложения обсуждались обществом, высказывались «за» и «против», и только в 2009 году был принят закон об основах пенсионной системы Норвегии, который работает до сих пор
Чем окончится русский «праздник санкций»
7 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ЦИПКО
Я, честно говоря, не понимаю, за что уволили саратовского министра занятости Наталью Соколову. Не она решила, что в прожиточном минимуме пенсионера не должно быть денег на мясо, что, если русский человек будет есть только макароны и перловку, то он будет и стройнее, и духом крепче. Разве можно обвинять человека в том, что она как практик, как человек, далекий от политики, показала на цифрах, на пальцах, как можно реализовать в жизни философию «крымнашевской» России. Философию, согласно которой русский человек только тогда будет русским патриотом, когда он будет «жить при минимуме материальных благ» и как православный человек будет вести аскетический, «монастырский» образ жизни. Ведь провидец Владимир Якунин еще до появления «крымнашевской» России, еще в нулевые, в проклятые, как сейчас принято говорить, «тучные годы», привлек десятки, а может быть сотни «обществоведов-патриотов» к пропаганде «жизни без мяса» с «затянутым поясом».
Как сделать Конституционный суд независимым и эффективным?
30 ОКТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по материалам прессы О необходимости разделения властей, о системе сдержек и противовесов, которая не позволяет сконцентрировать власть в руках авторитарного властителя написано немало книг и статей. Но, как оказалось, разделения мало. Нужен надзор за его исполнением. Во многих развитых странах в последние годы сформированы специальные институты конституционного надзора за взаимодействием ветвей власти, регионов и центра, за соблюдением неотъемлемых прав человека. 
Гражданской войны в 1993 г. избежали. И что сделали?
24 ОКТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Давайте обсудим, какие реформы власть после 1993 года провела, а какие не смогла или не захотела, что и привело к нынешнему дикому социальному расслоению, стагнации экономики, самоизоляции страны от развитого мира и подавлению гражданских свобод.  Для модернизации страны авторитарная власть – это хорошо или плохо? При проведении назревших, но не одобряемых населением болезненных экономических реформ – вроде бы хорошо. Ведь в стране с сохранившимися монархическими традициями народа, сотни лет жившего в условиях крепостного права и после 70 лет диктатуры коммунистов, назревшие реформы не могут быть инициированы «снизу». Мы не средневековая Франция или Англия, где необходимые преобразования вынашивались в массах предпринимателей и крестьян десятилетиями и дали толчок реформам.
За и против коммунизма
18 ОКТЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Кадры решают все
1 ОКТЯБРЯ 2018 // ВИКТОР ШЕЙНИС
Наблюдая за деятельностью своего предшественника сначала издали, а потом постепенно приближаясь к трону, Путин твердо усвоил, что высокие рейтинги – вещь зыбкая и преходящая, что не только на них зиждется власть. Для выработки, а затем и реализации курса практической политики требовалась команда. Ее формированием он начал заниматься, находясь еще на подступах к президентству. «Путин благодаря своей восприимчивости легко входит в любую систему людей, даже в совершенно новых для него условиях, – пишет один из его биографов. – У него очень хорошо развита интуиция, которую он использует в ходе подковерных игр».
Указ 1400 – причины и следствия
27 СЕНТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Для тех, кому сегодня лет сорок, события 1993 года, роспуск Советов и принятие новой Конституции России – нечто древнее и малопонятное. В тот год они были молоды, у них были другие интересы. Между тем, знать новейшую историю своей страны, ошибки и промахи ее лидеров – полезно. Ведь не зря говорят: на ошибках учатся! После подавления путча ГКЧП в августе 1991 года исполнительная власть в России перешла в руки реформаторов. Были сделаны первые радикальные шаги по переходу к рыночной экономике. 2 января 1992 г. освободили цены, в феврале того же года по предложению ленинградцев приняли Указ о свободной торговле, позволивший россиянам распродавать на площадях  запасы дефицитной туалетной бумаги, бритв и прочего дефицита. Утвердили программу приватизации и начали передавать в частные руки  магазины, кафе, мастерские. Сокращение военных расходов привело к закрытию многих оборонных предприятий и сделало безработными сотни тысяч людей. Инфляция съедала сбережения и снижала реальные доходы.
Мнимое разделение властей
27 СЕНТЯБРЯ 2018 // ТАТЬЯНА БОЙКО
Интервью с Михаилом Красновым, помощником Б. Н. Ельцина по правовым вопросам в 1995–1998 годах:…  Правила, заложенные в Конституцию, и сегодня во многом определяют нашу жизнь – с ее гигантским государственным произволом. Именно там содержатся ответы на актуальные ныне вопросы: где у нас разделение властей? Почему в стране существует «главный начальник», а другие властные институты «сдулись»: нет ни подлинного парламента, ни независимой судебной власти? – Что было «не так» в Конституции, принятой, как иногда выражаются, «на высокой демократической волне»?– Не только на демократической волне, но и в результате наступившей у демократов эйфории появления чувства победителя, который теперь определяет правила игры и которому уже никто не мешает.