Медиафрения
17 января 2018 г.
Медиафрения. Закон сохранения вони
12 ДЕКАБРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

«Это долгожданная весть! Я рад, что Владимир Владимирович принял это важное решение и сделал важный шаг на благо благосостояния и процветания нашего государства». Это Марк Захаров, которому два месяца назад исполнилось 84 года. У которого никто не отбирает его Ленком. Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Перечисление почетных званий, премий и наград режиссера Захарова занимает несколько страниц…

21.12.1949 года Анна Ахматова написала оду Сталину. В честь дня его рождения. «Пусть миру этот день запомнится навеки, пусть будет вечности завещан этот час, легенда говорит о мудром человеке, что каждого из нас от страшной смерти спас». Это начало. Дальше там много чего есть, и «радость чистейшая», и «дважды Сталиным спасенный Ленинград». «Где Сталин – там свобода, мир и величие земли», — это написано Ахматовой в том же декабре 1949 года. В это самое время у Сталина в заложниках были муж и сын Анны Андреевны, и ради их спасения Ахматова была готова на все. Своих близких ей этими стихами спасти не удалось, но зато со своей шеи петлю сняла. Поскольку именно в это время – ода Сталину была опубликована в № 14 журнала «Огонек» за 1950 год – министр госбезопасности Абакумов отправляет Сталину докладную от 14.07.1950 «О необходимости ареста поэтессы Ахматовой». Просьба Абакумова не была удовлетворена, и Ахматова получила еще полтора десятилетия жизни и творчества…

У Марка Захарова, Валерия Гергиева и многих других известных деятелей культуры, которые, забыв о приличиях и нормах русского языка («шаг наблаго благосостояния»!), бросились лизать начальственный зад, нет в заложниках детей и внуков. Лично им точно ничто не угрожает. Представить себе, что эти режущие ухо фальшивые слова – от чистого сердца, невозможно. Понятно, что позвонили и попросили сказать…

Великая Ахматова стыдилась стихов во славу Сталину, написанных ради защиты родных людей, заклеивала их бумагой в своих сборниках. Наши именитые современники, в том числе и те, кто раньше, вроде, заботились о своей репутации, теперь ничего не стыдятся. Что с нами случилось? Где сейчас пролегает граница допустимого компромисса? Об этом устроил диспут на «Снобе» его новый главный редактор Станислав Кучер.

Два слова о формате. В России куда-то делись дискуссии. Это когда люди имеют разные мнения и обмениваются ими, поскольку им интересно, что думает другой человек. В результате публика получает палитру мнений, на основе которой возникает то, что называется «общественным мнением». Кстати, одна из причин, почему в РФ так мало доверия к опросной социологии, то, что общественного мнения как института, сформированного публичными диспутами, в стране не существует. Россия – страна монологов и баттлов, цель которых не обмен мнениями, а моральное уничтожение оппонента. Участники всех телешоу стремятся «перерубить» другого, не дать ему донести иное мнение, уничтожить это мнение в зародыше. На этом фоне то, что начал делать Станислав Кучер в «Снобе», выглядит как росток диалоговой культуры посреди пустынь сплошного монолога и мусорных свалок баттлов.

Дискуссию с подачи Кучера начал Григорий Чхартишвили, опубликовавший 11.12.2017 статью «Между компромиссом и конформизмом», в которой представил пространство отношений с властью в виде карты, на которой есть полюса и сетка нравственных координат. «Каждый из нас, будучи честен с собой, может легко вычислить свое место на всей длинной дистанции от нулевой податливости до стопроцентной»,—пишет Чхартишвили. И маркирует полюса своей карты узнаваемыми именами: «В советские времена крайние точки тогдашней компромиссной амплитуды можно было условно считать героического диссидента Анатолия Марченко (0 баллов) и беспроблемно колебавшегося с линией партии Сергея Михалкова (100 баллов). Сегодня 100 баллов это какой-нибудь Владимир Соловьев, а нулевая компромиссность была, допустим, у покойной Валерии Новодворской». Себя самого писатель поместил «в районе 25 баллов», заметив, что, с точки зрения «кремлевских либералов», он «отмороженный экстремист», а с точки зрения несгибаемых революционеров – «бесхребетный соглашатель, сливший протест».

Линия раздела на карте Чхартишвили – это «50-я широта», то есть 50 баллов. Она у писателя образуется в момент реакции человека на звонок из министерства с просьбой поддержать президента в какой-нибудь его очередной гадости. Согласился – скатился к полюсу конформизма, отказался – выбрал трудную судьбу порядочного человека.

Не в порядке критики, а с целью уточнения замечу, что «карта конформизма» Чхартишвили носит исключительно элитарный характер и для большинства граждан России не актуальна. Поскольку телефоны большинства граждан отсутствуют в записных книжках сотрудников министерств и Администрации президента, что избавляет граждан от надоедливых звонков начальства. Это как с коррупцией: пенсионер Н. гордился тем, что никогда в жизни не брал взяток. Правда, ему их никогда не предлагали…

Евгений Ройзман, второй участник дискуссии на «Снобе», не стал ставить себе конкретный балл «по шкале компромисса и конформизма», ограничившись тем, что он, будучи главой полуторамиллионного города, «в данный момент не абсолютно свободен». В ситуации выбора Ройзман предложил в качестве ориентира следующее: «Придет время и твои дети спросят: «Папа, а что ты делал в той ситуации?» И тебе придется им что-то отвечать».

Если Ройзман от предложенной ему дискуссии с Чхартишвили, скажем прямо, уклонился, ограничившись довольно общими сентенциями, то Виктор Шендерович в это же время опубликовал на сайте «Эха Москвы» текст под названием «Это – предательство элиты», в котором попытался снабдить «карту Чхартишвили» неким компасом, позволяющим ориентироваться на местности. Отметив очередной массовый «падеж репутаций и порчу некрологов» в связи с предвыборной кампанией Путина, Виктор Шендерович пишет: «Никакой Ленком (сегодня тем более) не стоит имени Марка Захарова под здравицей в адрес Путина, как минимум после Боинга, Донбасса, убийства Немцова». И тут же объясняет, что, по его мнению, стоит репутации: «Когда речь идет о жизни (тем более жизни детей, больных лейкемией) вступает в силу логика Савельича из «Капитанской дочки»: плюнуть и поцеловать злодею ручку». То есть судьба театра (а также карьера, творчество и т. д.) репутации не стоят, поскольку репутацию допустимо обменять только на жизнь. Свою и близких, как в случае с Анной Ахматовой. Или чужую, как в случае с Чулпан Хаматовой, за честь которой Виктор Шендерович бьется уже который год, невзирая на «сеансы массового либерального презрения», которые ВАШ принимает уже на себя вместе со своей подзащитной. Последовательное рыцарство Шендеровича заслуживает уважения, хотя об очевидных (на мой, естественно, взгляд) «дырах» в его аргументации я уже неоднократно писал. Здесь мне важно зафиксировать сам факт цивилизованной дискуссии по крайне чувствительному вопросу. И то, что Станислав Кучер в первый же месяц своего редакторства на «Снобе» начал с такой инициативы, позволяет надеяться, что этот ресурс с его приходом получит импульс развития.

«ЕХАТЬ – НЕ ЕХАТЬ?» — МУКИ МОЧЕНОСЦЕВ

Всю минувшую неделю в телевизоре не было Соловьева. Мироздание отреагировало на эту потерю по-своему: всю неделю откуда-то на Москву тянуло нестерпимой вонью. То ли с юга, то ли с востока. Столичное начальство строго принюхалось и допросило подчиненных. Поскольку никто не признался, начальство велело изучить вонючий вопрос, а москвичам было сказано зажать носы и не жаловаться, а то хуже будет. Странно, что никто не увидел совпадения между двумя этими событиями: отсутствием Соловьева в телевизоре и появлением именно в это время отвратительной вони в Москве. Хотя связь между этими событиями очевидна всякому, кто учил в школе закон сохранения массы и энергии, который, как теперь обнаружилось, распространяется и на дурные запахи. Если моя гипотеза верна, то, поскольку всю грядущую неделю Соловьев будет не вылезать из эфира, тухлая вонь обязана исчезнуть из столицы.

За неделю у Соловьева и его «экспертов» накопилось и наболело всякое. В студии всех распирало. Во-первых, их всех распирал восторг от выдвижения Путина. Во-вторых, у всех сильно болела национальная гордость великороссов, ушибленная решением МОК о недопуске России на Олимпиаду. Ну, и в-третьих, привычно чесалась Украина.

По поводу выдвижения Путина всем все было ясно, но либеральный режиссер Райхельгауз и тут не смог удержаться и не испортить всем праздник. Ему, видите ли, мало, что Путин, наконец, согласился править нами еще одну вечность. Ему, видите ли, хотелось бы знать, а как именно Путин будет править. Этому либералу, видите ли, нужна программа Путина.

Райхельгауза, конечно, потоптали немного, но не сильно, без усердия. Державный режиссер Шахназаров объяснил, что «мы выбираем лидера, а не программу». Это, как выяснил державный режиссер Шахназаров, свойственно России. Пусть другие страны обсуждают всякие программы, а нам нужен лидер.

Эту же мысль, только немного другими словами, втолковывал в испорченную либерализмом голову режиссера Райхельгауза державный декан Третьяков. «Россия у нас одна и мы не можем пустить дело выбора лидера на самотек», — терпеливо внушал Третьяков. И буквально разжевывал суть момента для самых бестолковых: «У нас квазидемократическая система, называется «управляемая демократия», при которой корректируются свободные выборы». Пожалуй, никто еще из державных патриотов так доходчиво не объяснял всей этой либеральной бестолочи, в какой стране они имеют счастье жить.

Если по поводу выдвижения Путина в студии царил восторженный консенсус (либерал Райхельгауз не в счет, поскольку он тоже радовался, а вопросы задавал просто из присущей либералам вредности), то по поводу Олимпиады и решения МОК в театре кукол Соловьева случился внезапный плюрализм. И виновником плюрализма был, как ни прискорбно это отмечать, именно президент Путин, от которого все ждали ясного решения, ехать на Олимпиаду или бойкотировать, а он вместо этого заявил, что спортсмены сами должны решать.

Ясную державную позицию занял, как и ожидалось, державный режиссер Шахназаров, который объявил свой личный бойкот Олимпиаде. «Я лично смотреть не буду! — заявил Шахназаров. — Выиграть все равно не дадут, а участием наших спортсменов мы освятим эти игры». И подвел мощный нравственный фундамент: «Выступать не под своим флагом – позорно! Страна находится в противостоянии, которое можно назвать войной!» Кто устроил это противостояние и эту войну, державный режиссер не уточнил, но было ясно, что тех, кто поедет на Олимпиаду под чужим флагом, Шахназаров судил бы по законам военного времени.

Раскол внес международник Петр Федоров, многословное выступление которого отлилось в конце концов в чеканную формулу: «Кто поедет – герой! Кто не поедет – тоже герой!» Таким образом избежать героизма ни один спортсмен России не сможет. Поскольку международник Федоров такой опции никому из них не предоставил.

Державный режиссер Шахназаров стал ерничать и спросил международника Федорова, кто же больший герой, тот, кто поедет, или тот, кто останется дома. Международник Федоров шутку не принял и отрезал, что героизм и тех и других равноценен.

Точку в дискуссии поставил «политолог» Ремизов, который назвал, наконец, все вещи своими именами. «Выступать под белым флагом – это отступничество! Нужен информационный бойкот Олимпиады!» А Соловьев подвел черту, предложив «устроить показательные выступления по нашему национальному виду спорта – танковому биатлону».

Судя по информации, поступившей уже в понедельник, 11.12.2017, большинство допущенных до Олимпиады спортсменов бойкотировать соревнования не собираются. Не исключено, что в этом случае телеканалам придется изменить свое решение об отказе от трансляции игр.

У УКРАИНЫ ОБНАРУЖИЛСЯ БЕСКОНЕЧНЫЙ КОНЕЦ

Когда стали обсуждать Украину, в студии тут же обозначился лидер. А именно — бывший депутат Верховной Рады, довольно давно сбежавший в Россию от уголовного преследования, Игорь Марков. Этого персонажа отличает характерная внешность и непринужденная манера поведения. В начале 90-х подобных молодых людей, одетых в спортивные костюмы, можно было встретить на рынках, где они собирали дань с торговцев. В студии Соловьева многие «эксперты» имеют обыкновение перебивать оппонентов и хамить. Но если другие делают это сознательно для того, чтобы сбить с мысли и унизить, то для Игоря Маркова это просто естественная форма поведения. Поскольку ему явно никто не объяснил в детстве, что в разговоре люди обычно говорят по очереди. Младенец писает сразу, как только у него наполняется мочевой пузырь. Игорь Марков говорит в тот момент, когда пустота в его голове заполняется впечатлением или чувством. Возможно, даже раньше. А поскольку впечатлений в студии много, Игорь Марков говорит всегда.

С самого начала Игорь Марков объяснил, что надо сделать, чтобы в Украине наладилась жизнь. «Саакашвили поставил бы к левой стенке, Порошенко – к правой и шлепнул бы обоих. А в середине вздернул бы Януковича за трусость», — поделился своими творческими планами Игорь Марков.

После чего со свойственной ему непринужденностью приступил к политической аналитике, причем излагал ее во время выступления другого эксперта, Андрея Окары, слова которого разобрать было совершенно невозможно. «Не будет никакого преемника у Порошенко! — громогласно объявил Игорь Марков. — Это край! Порошенко – конец! Конец этой власти нынешней!»

Игорь Марков поселился в российском телевизоре в 2014 году. У него были перерывы в связи тем, что он был объявлен в международный розыск и его арестовывали в Италии, куда он пытался сбежать. Но все кончилось хорошо, и с начала 2016 года Марков постоянно живет в Москве, точнее, в российском телевизоре. И вот что любопытно, всякий раз, когда Игорь Марков открывает рот, оттуда доносится одно: «Украине – конец!» Иногда это бывает прогноз со сроками: месяц, в крайнем случае — два, и точно — конец. Не было еще случая, чтобы Игорь Марков в телевизоре был, а конец Украине не пришел. У меня есть на этот счет гипотеза. Видимо, голова Маркова так устроена, что когда Марков что-то озвучивает, следов озвученного в его голове не остается. Поэтому он всякий раз приходит в эфир в убеждении, что вот сейчас-то он наконец скажет главное. И сказав это главное, немедленно про это забывает, и в его голове рождается та же самая мысль, которую он воспринимает как открытие, необходимое для человечества. «Год-два, и государство Украина перестанет существовать!» — провозглашает Игорь Марков, и на его лице разливается блаженство от того, что он сказал-таки это. Его нисколько не смущает, что в данной передаче он про этот конец говорил уже раз пять.

Обитателей российского телевизора вообще мало интересует то, что происходит за его пределами. Они заняты собой и химерами в своей голове. Самым правильным было бы оставить их наедине друг с другом, если бы эти химеры не вылезали из телевизора и не пожирали людей, как это происходит в данный момент в Украине и в Сирии…












  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. «Мы НАТО в штыковую опрокинем!»
17 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Страна понемногу выходит из новогодней спячки и втягивается в повестку «боевого 18-го года». Депутаты Госдумы 12.01 появились на работе и, первым делом осмотрев российское информационное пространство, обнаружили в нем щели, через которые может проникать крамола. Главная щель – Интернет, который депутаты принялись затыкать и закладывать законодательными кирпичами. В первый день работы в 2018 году депутаты приняли в первом чтении поправки в законы «О СМИ» и «Об информации, информационных технологиях и связи, в соответствии с которыми «иностранными агентами» признаются блогеры, то есть физические лица, которые «публично распространяют информацию и получают финансирование из-за рубежа».
Медиафрения. Откровения Венедиктова, Гундяева и Путина
10 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В первую неделю года, когда политическая и всякая общественная жизнь поставлена на паузу, наступает время откровений. Есть такой жанр в авраамических религиях, когда через человека говорит бог, выбирая для этой цели наиболее достойных. С его, разумеется, точки зрения. В нашем случае, поскольку Всевышний на Россию давно махнул рукой, он выбрал троих, каждый из которых воплощает какую-то часть этой страны, и заставил их совершить откровение, то есть раскрыть то, что обычно скрывается в суете и лицемерии.
Медиафрения. Уроки фашистского
26 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер дал отпор Григорию Чхартишвили и заступился за Владимира Соловьева. Он это сделал в своей колонке на «Снобе» от 21.12.17 в рамках дискуссии о допустимых компромиссах, которую инициировал Чхартишвили по предложению Станислава Кучера. Чхартишвили предложил шкалу конформизма, на одном полюсе которой расположил Валерию Новодворскую – 0 баллов конформизма, на другом Владимира Соловьева – 100 баллов конформизма. Свой конформизм писатель оценивает в 25 баллов.
Медиафрения. Телевизионные спартанцы
19 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В России официально стартовала кампания по выборам президента. Выступая на заседании Совета Федерации, который объявил этот старт, глава ЦИК Элла Памфилова опровергла пессимистов и сообщила, что выборы президента в этот раз будут «конкурентными, интересными, с сюрпризами положительными». Положительные сюрпризы, обещанные Эллой Александровной, начались немедленно. Первыми их заметили Znak.comи «Дождь», которые обратили внимание на то, что слова Путина, произнесенные им на последней пресс-конференции, цитируются в социальных сетях на аккаунтах пользователей, которые некоторое время назад умерли. Журналисты приводят конкретные примеры, когда посты с продвижением путинской пресс-конференции опубликованы пользователями, которых их близкие уже проводили в последний путь.
Медиафрения. Трудности повышения градуса лжи и истерики
5 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минюст наконец опубликовал первый список СМИ, которым присвоен статус иноагентов. Их оказалось девять: «Голос Америки», «Радио Свобода», «Кавказ.Реалии», «Крым.Реалии», телеканал «Настоящее время», «Сибирь.Реалии», «Фактограф», татаро-башкирские службы «Радио Свобода» и «Idel.Реалии». В этой довольно грустной истории есть несколько забавных моментов. Момент первый. Весь последний год статусные обитатели российского телевизора, от Марии Захаровой и Маргариты Симоньян до Соловьева, пугали народ сотнями (!) американских СМИ, которые отравляют души россиян чуждыми русскому человеку ценностями.
Медиафрения. Соловьев стал жертвой насилия
28 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обычно, когда сотрудники НТВ, РЕН-ТВ и других российских телеканалов встречаются с правозащитниками, численный перевес бывает на стороне телевизионщиков. Пользуясь преимуществом в живой силе и технике, телевизионщики отлавливают правозащитников по одному и всячески глумятся, преследуют их, тычут микрофоны в лицо и задают идиотские вопросы. На Всероссийском съезде в защиту прав человека, который прошел 26.11.2017 в столичной гостинице «Космос», расклад сил был иной. Правозащитников было больше, чем сил объединенной группировки НТВ и РЕН-ТВ, поэтому информационные войска Путина потерпели поражение и их на съезд не пустили.
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.