Медиафрения
13 декабря 2017 г.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.

Нападавшего задержали, и он стал рассказывать, что журналистка его мучила при помощи телепатии. Вопрос о его вменяемости должна решить психиатрическая экспертиза. Вопрос о вменяемости государственного телевидения находится вне компетенции психиатров. Атмосфера концентрированной ненависти, которую формируют кремлевские СМИ, способна превратить в маньяка вчера еще, казалось бы, здорового человека, причем направить агрессию в строго обозначенное русло.

Удивительным образом больная (?) фантазия нападавшего оказалась направлена на журналистку либеральных взглядов. Его почему-то не мучили своими эротическими ночными визитами ни Ольга Скабеева, ни Ульяна Скойбеда. И тут наблюдается вполне определенная закономерность. Странным образом жертвами нападений, избиений, а порой и убийств в России становятся журналисты и политики, критикующие власть, а тех, кто эту власть поддерживает и обслуживает, безумцы предусмотрительно не трогают. Весьма примечательная последовательность в поведении психов, хулиганов и убийц.

После нападения на Татьяну Фельгенгауэр я впервые обратил внимание на ведущего «России 24» Антона Подковенко, который в сюжетах «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2» врал про то, как журналисты Плющев и Фельгенгауэр получают безумные деньги от врагов России и по сути являются иностранными агентами. Эту свою подлую работу Антон Подковенко делал с удивительным равнодушием, без малейшего чувства и без признаков какой-либо мысли в пустых глазах. С тем же выражением безразличия тот же Антон Подковенко 11 дней спустя зачитал в эфире «России 24» сообщение о нападении на Татьяну Фельгенгауэр.

Мне стало интересно, и я решил посмотреть страницу Антона Подковенко в фейсбуке, надеясь найти там какие-то следы его внутреннего мира и понять, какие идеи и чувства ведут к столь дистиллированной подлости. Меня ждали две новости: хорошая и… даже не знаю, какая. Хорошая новость в том, что у меня с этим человеком не оказалось ни одного общего френда, что свидетельствует о нашей с ним обоюдной разборчивости. Другая новость в том, что никакого внутреннего мира у Антона Подковенко обнаружить не удалось. Его внутренний мир, его «мысли» и «чувства» — это сэлфи. Антон Подковенко — в интерьерах казино в Макао. Он же — в Гонконге. А вот он уже на Филиппинах, рыбу выбирает. А вот он радуется пальмам и морю на теплом острове. И, вы знаете, ни одной подписи под этими сэлфи, которая могла бы выдать наличие каких-то чувств, а тем более мыслей, кроме тех, что присутствуют у любой амебы: «Я — есть!», «Я — ем!», «Я — живу!», «Мне — хорошо!», «Это — я! я!! я!!!».

В то же самое время от ненависти к журналистам «Эха Москвы» захлебывался другой сотрудник ВГТРК, Владимир Соловьев. Особенно часто упоминался Плющев, фамилию которого Соловьев не выпускал изо рта в нескольких своих радиоэфирах подряд, все жамкал ее, потом выплевывал с отвращением, произнося по слогам и делая акцент на первом слоге: «Плю-ю-щев»… Соловьев, в отличие от Подковенко, свое нутро демонстрирует охотно и щедро. Трудно сказать, что более отвратительно.

Перед убийством Бориса Немцова государственные телеканалы развязали против него настоящую травлю. Прекрасно понимая, чем кончается травля в путинских СМИ, многие критики власти, такие как Бабченко и Пионтковский, уезжают из страны. И поступают разумно. Поскольку в путинской России у приличного человека есть три варианта поведения: эмиграция внутренняя, эмиграция внешняя и публичный протест, который, и в этом надо отдавать себе отчет, вполне может закончиться избиением, тюрьмой, а то и убийством.

«А скажите мне, молодому и глупому!»

Этой присказкой видеоблогер Юрий Дудь начинал свои самые убийственные вопросы, адресованные Владимиру Познеру в интервью, опубликованном на ютьюбе 18.10.17. Общее число просмотров этого интервью — около 3,4 миллионов, что в несколько раз больше аудитории Познера на Первом канале. Хитрый Дудь в этом интервью старательно изображал ученика, который с пиететом задает вопросы мэтру, пытаясь выяснить, в чем смысл жизни и профессии. По ходу интервью проступала реальная картина, и становилось ясно, кто из этих двоих настоящий журналист и уже почти мэтр, а кто человек, чей извилистый жизненный путь и взгляд на профессию скорее может стать примером того, чего следует избегать журналисту. Мало кому удавалось столь элегантно вскрыть Познера как консервную банку и предъявить миру то, что скрывается за тонкой улыбкой, мудрым прищуром глаз и безукоризненно белыми одеяниями. Вот несколько фрагментов этого интервью.

Об Артеме Шейнине. Дудь спрашивает, как Познеру работается с Артемом Шейниным, который, являясь шеф-редактором программы Познера, в то же самое время в своей программе нападает на им же приглашенного гостя, другого гостя угощает содержимым ведра, на котором написано «Дерьмо», с гордостью заявляет «Я убивал!» и совершает массу других столь же экзотических поступков.

Познер отвечает: «Я работаю с Шейниным 13 лет, он по-прежнему является шеф-редактором моей программы. Мы общаемся только по работе и его политические взгляды не обсуждаем».

Дудь: «Вам не стыдно за него?»

Познер: «Он — товарищ мой, он преданный человек, я знаю, что он всегда мне поможет».

Дудь: «Вы автор фразы: я с этим человеком на одном поле срать не сяду. Как вы общаетесь с таким человеком, который позорит профессию?»

Познер: «Разные точки зрения — это нормально…» И после небольшой паузы: «Мне это тяжело…»

О корейском «Боинге», сбитом в 1983 году. Дудь напоминает эту историю и приводит воспоминания диктора Кириллова о том, как ему в эфире заменили бумажку с текстом: с той, где были написаны извинения за сбитый пассажирский «Боинг», на ту, в которой утверждалось, что это был самолет-шпион и сбили его правильно. После чего приводит запись выступления Познера, где тот заявляет, что самолет-шпион надо было сбить.

Познер: «Мы были убеждены, что это был самолет-шпион».

Дудь: «Вы не могли не знать, как это было на самом деле!»

Познер убежденно и горячо доказывает, что он и тогда не знал, мало того, и сегодня не знает, что это был за самолет: «Почему не отвечал на запросы? Что должны были делать наши военные?»

Дудь напоминает, что там погибло 300 мирных людей, Познер рассказывает что-то в духе того, что «время было такое неспокойное», и тема было закрыта ввиду абсолютной ясности позиции Познера.

О «черных списках» и о том, кого Познер хотел бы пригласить в эфир. Познер называет: Навальный, Собчак… Дудь пытается продолжить ряд следующей фамилией: Шендерович?

Познер: «Зря вы эту фамилию назвали (!?). Мне это не интересно».

Дудь: «А Доренко?»

Познер: «Доренко — да. Он в эфире. Я приглашаю либо тех, кто может влиять на общество, либо тех, кто мне интересен как собеседник». (Жаль, что Дудь в этот момент не спросил, к какой категории относится Хирург.)

О Путине. Дудь спрашивает: «Путин — красавчик?» Познер с возмущением отбрасывает сленговое словцо и объясняет: «Путин силен в умении поставить интересы России так, чтобы с ними считались. Я помню нашу страну во времена Бориса Николаевича Ельцина. Ее — не было!.. Путин сумел вернуть Россию на карту и заставил всех с этим считаться».

Дудь: «Цена — оправданна?»

Познер: «Какая цена?»

Дудь: «Отсутствие свободных СМИ. Именно это позволило “нанести Россию на карту”».

Познер: «А это здесь при чем? Вы делаете знак равенства между нанесением России на карту и отсутствием свободных СМИ. Это никак не связано».

Дудь: «Уничтожена политическая система. После Путина — выжженная земля».

Познер: «Не выжженная, не выжженная…»

Об Интернете. Дудь спрашивает, какой последний материал в интернете смотрел его собеседник.

Познер: «Я не смотрю интернет».

Дудь: «Почему?»

Познер: «Мне неинтересно».

Далее следует обмен репликами, в ходе которого Дудь пытается объяснить мэтру, что в интернете есть программы, аудитория которых намного больше, чем у телевизионных, и журналисту есть смысл следить за тем, чем интересуются люди. Познер продолжает стоять на своем, заявляя, что он и без интернета в курсе всего.

К концу интервью с фигуры Познера слетает последний фиговый листок, и Дудь предъявляет аудитории его портрет, прорисованный до мельчайших деталей. По ходу интервью меняется масштаб собеседников, точнее, выясняется их истинный масштаб: фигура интервьюера вырастает, а фигура его маститого собеседника скукоживается, мэтр как-то незаметно превращается в представительного лакея, отличающегося от прочих весьма элегантным способом обслуживания власти, умением особо изящно изгибать позвоночник, сохраняя при этом видимость достоинства.

Что же касается Юрия Дудя, то если бы премия «Тэфи» присуждалась по критериям журналистики, то этот видеоблогер был бы первым претендентом на награду как лучший интервьюер. Впрочем, нынешняя «Тэфи» вручается по совершенно иным критериям, не имеющим к журналистике ни малейшего отношения.

Трудные будни лауреата «Тэфи»

Как известно, премия «Тэфи-2017» лучшему интервьюеру была вручена Владимиру Соловьеву. У лауреата сейчас очень трудный и ответственный период. Помимо многочасовых бормотаний и воплей на радио, где Соловьев то с пеной у рта защищает Мединского, то клеймит продажных журналистов «Эха Москвы», ему еще приходится практически ежедневно включать свой генератор ненависти в телевизоре. В «Воскресном вечере» от 22.10.17 задача усложнилась. В первой части надо было изображать восторг по поводу очередной валдайской речи Путина, а во второй — организовывать очередное оплевывание Украины. Тут ведь, сами понимаете, важно не перепутать.

ТАСС

Конкурс на самый изощренный подхалимаж в оценке путинского выступления на заседании Валдайского клуба в Сочи был очень ожесточенным. Андрей Быстрицкий, главный менеджер Валдайского клуба, похвалил Путина сдержанно, сказав, что его «речь была жесткой, но рациональной». «Политолог» Сергей Михеев обиделся за Путина и, возражая Быстрицкому, заявил, что его речь не была жесткой, а то, что Путин сказал, это «содержание мыслей всего населения».

Патриотический писатель Проханов выступал долго и возвышенно. Он тоже дал отпор Быстрицкому, объявив, что «есть вещи, которые нельзя оценить рационально». После чего внезапно похвалил Шувалова, который «отказался от чисто либеральной модели, от приватизации и выступил за преимущества госсобственности».

В конце концов все согласились, что главная проблема России в том, что у нас в Конституции записан примат международного права над национальным. «Как он там оказался — этот примат?!» — возмущался «политолог» Михеев. Он произносил это слово с таким гневом, что было ясно: для него «примат» означает, прежде всего, представителя отряда млекопитающих, которых он почему-то терпеть не может, и присутствие одного из них посреди Конституции России воспринимает как надругательство над святыней.

Если конкурс на лучший восторг перед очередной гениальной речью Путина в студии Соловьева прошел в штатном режиме, то в соревновании по оплевыванию Украины случилась небольшая неприятность. Дело в том, что один из участников этого состязания, «политолог» Дмитрий Куликов, так увлекся, что назвал украинцев так, как он, видимо, привык их называть в разговоре с такими же «политологами». Обсуждая политические перспективы Саакашвили, «политолог» Куликов заявил, что тот «подходит на роль диктатора, поскольку может возглавить некую всеукраинскую комиссию всех хохлов».

Соловьев, который очень любит с пафосом клеймить любые проявления национализма как нацизм, тут же закричал, что «не хохлов, а украинцев», но было поздно. Прорвавшееся бранное слово в адрес народа, который в российском публичном пространстве принято называть «братским», наглядно продемонстрировало ту лютую ненависть, которую эти «братья» испытывают к Украине и ее гражданам.

Фото: 1. Россия. Москва. 24 октября 2017. Борис Гриц (в центре), напавший с ножом на заместителя главного редактора "Эхо Москвы", радиоведущую Татьяну Фельгенгауэр 23 октября, после рассмотрения ходатайства следствия об аресте в Пресненском суде. Михаил Почуев/ТАСС
2. Россия. Москва. 3 октября 2017. Телеведущий Владимир Соловьев перед началом церемонии вручения премии "ТЭФИ - 2017" в категории "Вечерний прайм" в театре "Россия". Артем Геодакян/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Закон сохранения вони
12 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Это долгожданная весть! Я рад, что Владимир Владимирович принял это важное решение и сделал важный шаг на благо благосостояния и процветания нашего государства». Это Марк Захаров, которому два месяца назад исполнилось 84 года. У которого никто не отбирает его Ленком. Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Перечисление почетных званий, премий и наград режиссера Захарова занимает несколько страниц… 21.12.1949 года Анна Ахматова написала оду Сталину. В честь дня его рождения. «Пусть миру этот день запомнится навеки, пусть будет вечности завещан этот час, легенда говорит о мудром человеке, что каждого из нас от страшной смерти спас». Это начало. Дальше там много чего есть, и «радость чистейшая», и «дважды Сталиным спасенный Ленинград». «Где Сталин – там свобода, мир и величие земли», — это написано Ахматовой в том же декабре 1949 года. В это самое время у Сталина в заложниках были муж и сын Анны Андреевны, и ради их спасения Ахматова была готова на все.
Медиафрения. Трудности повышения градуса лжи и истерики
5 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минюст наконец опубликовал первый список СМИ, которым присвоен статус иноагентов. Их оказалось девять: «Голос Америки», «Радио Свобода», «Кавказ.Реалии», «Крым.Реалии», телеканал «Настоящее время», «Сибирь.Реалии», «Фактограф», татаро-башкирские службы «Радио Свобода» и «Idel.Реалии». В этой довольно грустной истории есть несколько забавных моментов. Момент первый. Весь последний год статусные обитатели российского телевизора, от Марии Захаровой и Маргариты Симоньян до Соловьева, пугали народ сотнями (!) американских СМИ, которые отравляют души россиян чуждыми русскому человеку ценностями.
Медиафрения. Соловьев стал жертвой насилия
28 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обычно, когда сотрудники НТВ, РЕН-ТВ и других российских телеканалов встречаются с правозащитниками, численный перевес бывает на стороне телевизионщиков. Пользуясь преимуществом в живой силе и технике, телевизионщики отлавливают правозащитников по одному и всячески глумятся, преследуют их, тычут микрофоны в лицо и задают идиотские вопросы. На Всероссийском съезде в защиту прав человека, который прошел 26.11.2017 в столичной гостинице «Космос», расклад сил был иной. Правозащитников было больше, чем сил объединенной группировки НТВ и РЕН-ТВ, поэтому информационные войска Путина потерпели поражение и их на съезд не пустили.
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.