Терроризм
19 ноября 2018 г.
Реакция на теракт в Барселоне: единство в бессилии
18 АВГУСТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО




17.07.17 в Барселоне фургон, управляемый террористом, наехал на пешеходов. Погибших 13 человек, раненых 119. Пострадали граждане 18 государств.

В ночь на 18.08.17 в курортном городе Камбрильсе пятеро террористов на автомобиле попытались въехать в толпу отдыхающих на набережной. Пострадали шесть пешеходов и один полицейский. Все террористы были застрелены. Ответственность за теракт взяло на себя «Исламское государство».

Если судить по заявлениям глав государств и руководителей международных организаций, весь мир осуждает теракт, готов дать отпор терроризму и выражает солидарность с народом Испании. Председатель ЕС Дональд Туск сообщил, что «Европа стоит плечом к плечу с Барселоной. Наши мысли сегодня с жертвами нападения и всеми, кого оно затронуло. Мы окажем полную поддержку Испании». Примерно то же самое, только с иным набором слов сказали: председатель ОБСЕ Себастьян Курц, генсек ОБСЕ Томас Гремингер, генсек НАТО Йенс Столтенберг, а также Тереза Мэй, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон, Биньямин Нетаньяху, Владимир Путин, генсек ООН Антониу Гуттериш. Главы государств арабского мира — Египта, Бахрейна, Кувейта, Саудовской Аравии, Иордании — полностью солидарны со странами Запада. Нет ни одной страны на планете, ни одной международной организации, чья реакция на берселонскую трагедию была бы иной. И нет ни единой содержательной идеи, что именно надо сделать для предотвращения подобного в ближайшем будущем.




Единственным из мировых лидеров, кто откликнулся на трагедию в Барселоне конкретным предложением, был, естественно, Дональд Трамп. Он написал по этому поводу один за другим два твитта. В первом осудил теракт, сказал испанцам, что он их любит и пожелал им быть «жесткими и сильными». А во втором предложил «изучить, что генерал Соединенных Штатов Першинг делал с пойманными террористами». Полтора года назад, в выступлении в штате Южная Каролина, Трамп объяснял своим избирателям, что генерал Джон Першинг во время войны на Филиппинах в начале прошлого века отдал приказ расстреливать исламистов-мятежников пулями, смоченными в крови свиней. Генерал Першинг известен своей крутизной, но данный факт в его героической биографии историкам не известен, хотя в художественной литературе и в художественном же кинематографе этот миф вроде бы встречается.

Отдавая должное креативу и образованности 45-го президента США, позволю себе усомниться в продуктивности его идеи. Поскольку процедура смачивания полицейских патронов, а также снарядов, направляемых на террористов, в крови убиенных нежвачных парнокопытных автоматически переведет борьбу с террором в статус религиозной войны, а Европа и США мгновенно станут вровень с ИГИЛ.

Российская общественная мысль отозвалась на испанскую трагедию идеями не столь радикальными, как у президента США, но тоже вполне креативно. Одна из наиболее креативных реакций была у Максима Шевченко в его «Особом мнении» на «Эхе Москвы» 17.08.17. Сначала Шевченко довольно долго пытался убедить аудиторию, что никакого теракта не было, что это «наркоторговец, скрывавшийся от преследования, случайно сбил людей». При этом Шевченко очень осуждал свою собеседницу, Ольгу Бычкову за то, что она придает этому происшествию такое значение. «В мире происходит ежедневно тысяча наездов на людей гораздо более ужасных. Масса вещей происходит. Чего вас так интересует именно этот наезд в Барселоне?» — недоумевал Шевченко. В середине передачи под давлением Бычковой Шевченко все же допустил, что это теракт. И немедленно обвинил в нем Запад. «Надо прекратить просто экспансию империализма на Ближний Восток! — потребовал Шевченко. — Надо ввести там нормальные демократические процедуры выборов, демократические процедуры отношений между народами».



Специальное устройство головы Максима Шевченко не позволяет ему увидеть вопиющее противоречие между первым и вторым его предложениями, а также ответить самому себе на вопрос, кому конкретно адресован призыв «ввести там нормальные демократические процедуры выборов». Поскольку «империалисты» именно эти демократические процедуры и пытаются на Ближнем Востоке распространить, за что их неустанно клеймят позором европейские и американские левые, а в России это делают Шевченко и федеральные телеканалы.

Если идеи Дональда Трампа и Максима Шевченко, при всех различиях между персонажами и при полной противоположности их взглядов, объединяет полная абсурдность и неадекватность, то размышления Геннадия Гудкова в его блоге на «Эхе» 18.08.17 указывают на реальную проблему, хотя весь пафос, на мой взгляд, направлен в пустоту. «А духовные лидеры ислама где?» — восклицает Гудков. И далее Геннадий Владимирович, вполне справедливо указывая на то, что «среди современных адептов христиан и индуистов террористов практически нет», делает из этого вывод, что «дело в идейных основах конфессии». Окончательный вывод политика Гудкова: «Без решения быстрой перестройки (Реформация) основ самого ислама, превращенного сегодня в идейную платформу терроризма, человечество практически обречено на бесславный конец».

Идеи Гудкова-старшего, во многом верные, немного напоминают ответ мудрой совы, которая на вопрос мышей, как им превратиться в ежей, ответила: «Я вам обозначила стратегию, а до тактических проблем я не опускаюсь». С тактикой реформирования ислама есть несколько проблем.

В этом году исполняется 500 лет с начала Реформации, то есть с 31.10.1517, когда Мартин Лютер приколотил свои 95 тезисов к дверям Виттенбергского собора. Успех Лютера обеспечило то обстоятельство, что Рим изрядно достал нарождающуюся европейскую буржуазию своей защитой кастовой вертикали феодального общества и мешал строить новые национальные государства. Борьба с индульгенциями и с поповским развратом была удобной оболочкой этого недовольства, подобно тому, как ельцинская борьба с привилегиями и борьба Навального с коррупцией стали хорошим запалом для разжигания недовольства отжившими режимами.

Проблема в том, что у ислама, в отличие от католичества, нет единого духовного центра, против которого могут восстать реформаторы. На государственном уровне все исламские государства выражают протест против терроризма. Реакция Организации исламского сотрудничества, объединяющей 57 мусульманских стран с населением более полутора миллиардов человек, мало чем отличается от реакции ЕС, ООН или НАТО.

Реформу ислама невозможно произвести извне. Она должна вызреть внутри исламского мира. Ислам самая молодая из мировых религий, переживающая период подростковой ломки. Исламский мир крайне болезненно врастает в современность. Любители простых и быстрых решений могут только усугубить болезнь. Говоря о «простых решениях», я, разумеется, не имею в виду борьбу спецслужб с террористами, для уничтожения которых существует достаточно широкий арсенал средств, равно как и для борьбы с финансированием террористических организаций.

Исламский мир болен. Это болезнь переходного периода. Она неоперабельна. У западного мира в этой связи две задачи: во-первых, обезопасить себя от проявлений этой болезни, а во-вторых, не навредить больному, не допустить превращения терроризма в пандемию исламского мира, в котором, на минуточку, свыше полутора миллиардов населения. Первая задача решается в основном повышением качества работы спецслужб по уничтожению террористов и созданию агентурной сети для предотвращения терактов. Намного более многоплановой выглядит решение второй задачи. Поскольку тут угрозы с разных сторон.

Есть изрядное число тех, кто пытается исламский терроризм использовать для борьбы с Западом. Диапазон желающих весьма широк: от леваков Америки и Европы, включая наших шевченко и прохановых, до Путина, который публично осуждает терроризм, а на деле с удовольствием сотрудничает с «Хезболлой» и ХАМАСом. Сегодня именно путинский режим объективно играет на обострение террористической угрозы и является главным союзником терроризма в стане христианской цивилизации.

Наряду с «левой» угрозой есть и «правая». Это те, кто сознательно, или по недомыслию, готов перевести войну с терроризмом в самоубийственную войну с исламским миром, то есть с третью земного шара. Идеи вымачивания пуль в свиной крови — из этого ряда.

Жертвам барселонского теракта и горю их близких невозможно не сочувствовать. Но горе и гнев не должны лишать разума. Жесткость и сила нужны, прежде всего, спецслужбам. Политикам и общественным деятелям желательны еще мудрость и честность.












  • Николай Сванидзе: На данный момент случившееся больше всего похоже на безумную акцию сумасшедшего человека, а как повернётся дальше — непонятно.

  • Известия: Отец подозреваемого в ходе допроса рассказал, что с сыном было тяжело общаться. Одногруппник описал Рослякова как «типичного скинхеда» по политическим взглядам.

  • Андрей Соколов: Следствию предстоит огромная работа, будут сделаны выводы, но самое беспощадное то, что в итоге все останется на своих местах...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Теракт в Керчи. Официальная версия — псих-одиночка…
18 ОКТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Опубликован список погибших. Смотреть на него совершенно невыносимо. Пятнадцать, шестнадцать, семнадцать лет. Пятнадцать детей.  А еще пять преподавателей. Вот столько миров в одночасье обрушилось, растворилось в космосе. И десятки раненых, некоторые до сих пор находятся на грани жизни и смерти… У всех этих людей наверняка были планы на вчерашний вечер. Думать о судьбе родных не менее тяжко… Следствие пока предлагает нам следующую версию: в среду утром Владислав Росляков, студент Керченского политехнического колледжа, пришел в родное учебное заведение с охотничьим ружьем и двумя взрывными устройствами, после чего устроил там бойню — открыл пальбу по ученикам...
Прямая речь
18 ОКТЯБРЯ 2018
Николай Сванидзе: На данный момент случившееся больше всего похоже на безумную акцию сумасшедшего человека, а как повернётся дальше — непонятно.
В СМИ
18 ОКТЯБРЯ 2018
Известия: Отец подозреваемого в ходе допроса рассказал, что с сыном было тяжело общаться. Одногруппник описал Рослякова как «типичного скинхеда» по политическим взглядам.
В блогах
18 ОКТЯБРЯ 2018
Андрей Соколов: Следствию предстоит огромная работа, будут сделаны выводы, но самое беспощадное то, что в итоге все останется на своих местах...
В Африке убиты российские журналисты
1 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Тела журналиста Орхана Джемаля, оператора Кирилла Радченко и режиссера Александра Расторгуева были обнаружены 31.07.18 солдатами регулярной армии Центральноафриканской республики (ЦАР) на дороге неподалеку от города Сибю. По сообщениюReuters, журналисты были убиты из засады. Полиция ЦАР пока придерживается версии, что целью убийства журналистов был грабеж. Михаил Ходорковский в своем блоге написал: «Эта группа работала совместно с моим проектом‘’Центр управления расследованиями’’ над расследованием ‘’Российские наемники’’». Телеканал «Дождь» со ссылкой на источник в проекте «Центр управления расследованиями»...
Прямая речь
1 АВГУСТА 2018
Зоя Светова: Мы вряд ли когда-нибудь узнаём все обстоятельства их смерти, вряд ли какие-то ещё журналисты теперь поедут туда расследовать их смерть. На это и был расчёт их убийц.
В СМИ
1 АВГУСТА 2018
РБК: ... Целью поездки Джемаля, Расторгуева и Радченко был район, где расположен батальон правителственной армии, подготовкой которого занимались инструкторы из России.
В блогах
1 АВГУСТА 2018
Айдер Муждабаев: Большая боль и вечная память. Кто убил... абсолютно ясно. Террористическое государство РФ.
Возвращение «Новичка»
13 МАРТА 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Ну вот и дождались. Не успел главный начальник страны привычно отмахнуться от подозрений в причастности Москвы к отравлению агента британской разведки Сергея Скрипаля и его дочери, как выяснилось, что на берегах Темзы уже разобрались. Британский премьер Тереза Мэй практически предъявила Москве ультиматум. В своей вчерашней речи в парламенте она заявила, что отравления были произведены веществом, «имеющим отношение к России». Глава английского правительства произнесла даже русское название нервно-паралитического газа — «Новичок». При этом она сообщила, что «есть только два возможных объяснения того, что произошло в Солсбери 4 марта.
Прямая речь
13 МАРТА 2018
Константин фон Эггерт: Непредсказуемость Москвы в данной ситуации, в точки зрения Великобритании, делает разговоры с ней по любой теме, хоть о Сирии, хоть о Северной Корее, крайне проблематичными.