В оппозиции
20 марта 2019 г.
Объединение — единственный шанс

ТАСС

Ответ Игорю Яковенко

Уверен, что призыв двадцати четырех достойных людей к лидерам «Яблока» и ПАРНАСа — ключевое политическое событие прошлой недели и останется таковым навсегда. Позитивный ответ на призыв объединиться оставляет нам и стране шанс на более или менее мирный сценарий изменения ситуации в стране. Отрицательный ответ станет началом похорон обеих политических сил.

В этом не было бы большой трагедии, поскольку демонстрация их несостоятельности открыла бы возможность для появления новых демократических лидеров и новых политических движений. В стране уже есть политики, которые не относятся к избирателям как к подручному средству и которые в состоянии ставить общие цели выше задач наращивания личного политического капитала. Но все это было бы возможно лет пять назад, когда инерционное движение режима оставляло время на такое обновление. Сейчас времени не осталось. Режим движется к неизбежному краху с нарастающей скоростью. Когда все это взорвется — непредсказуемо. Но абсолютно очевидно следующее: в стране нет привлекательной и авторитетной политической альтернативы, которая могла бы стать центром притяжения для надежд людей в случае такого взрыва и которая могла бы взять на себя ответственность за возврат России на траекторию строительства демократической государственности. Это открывает простор для веера трагических сценариев, включая распад страны.

Поэтому снисходительная ирония Игоря Яковенко по отношению к драматическому тону обращения, инициированного Людмилой Алексеевой, мягко говоря, неадекватна. Есть простой признак, легко наблюдаемый каждым из нас. Оглянитесь вокруг и припомните, сколько ваших знакомых или не непосредственно знакомых, но известных вам и уважаемых вами людей уехало в последний год, либо не выдержав давления и запугивания, либо просто из страха катастрофы. Без соотнесения с нынешней политической ситуацией и с ее динамикой теряют смысл и любые апелляции к нашей новейшей политической истории, используемые автором.

Тем более само содержание приводимых автором исторических аналогий, мягко говоря, логически небезупречно. Полтекста занимает история всевозможных объединений, предпринимавшихся на правом демократическом фланге (если «Яблоко» считать левым), и описывается отрицательная динамика числа набранных голосов. Но это не доказывает причинно-следственной связи. Она была бы подтверждена, если бы автор показал, как «политика неприсоединения» «Яблока» обеспечила им наращивание поддержки. Но автор обходит это по той причине, что неприсоединение не принесло «Яблоку» успеха. А из этого следует, что рассматриваемая Игорем Яковенко динамика поддержки объясняется другими соображениями, что довольно очевидно.

Обращение к истории требует вообще несколько большей тщательности. Уместной была бы апелляция к историческим примерам объединения в кризисных ситуациях политических сил, идеологически отстоящих друг от друга несопоставимо дальше, чем «Яблоко» и ПАРНАС. Речь идет именно о ситуациях кризисов. Наиболее яркие примеры: формирование движений антифашистского сопротивления во многих европейских странах. И есть не менее яркий контрпример: национал-социалистам в Германии открыла дорогу именно неспособность объединиться немецких коммунистов и социал-демократов. Позволяю себе подобные сравнения, поскольку убежден в том, что через некоторое время историки будут называть переживаемый нами период временем внутренней оккупации нашей страны криминалом. И пишу об этом потому, что идеологические разногласия между «Яблоком» и ПАРНАСом Игорь Яковенко также использует в качество одного из аргументов против объединения.

К этому примыкает попытка убедить читателей, что объединение приведет к потере избирателей, одни из которых не любят Явлинского, а другие — Касьянова. При этом автор умалчивает о втором обращении инициативной группы — к избирателям. А ведь в нем речь идет именно об этой проблеме. Не буду тратить на это пространство своего текста. Просто почитайте внимательно текст в «Новой газете», и вам станет понятно, почему Игорь Александрович проигнорировал его вторую часть.

Не буду сейчас останавливаться на приемах этически сомнительных и аргументах фактически несостоятельных. Мне жалко, что Игорь Александрович, которого я уважаю, прибегает к ним. Но это происходит, как правило, когда приходится защищать позицию сильно уязвимую.

Я пишу этот текст в Нижнем Новгороде. Конечно, я не упустил возможности обсудить обращения, относительно которых мы дискутируем, с представителями обеих партий и с людьми вне партий. Я не нашел никого, кто сомневался бы в необходимости полноценного позитивного ответа на обращение об объединении. А вот сомнения в готовности к этому самих лидеров высказывались. Конгресс интеллигенции открыл на своем сайте сбор подписей в поддержку обращения. Я призываю всех, кто понимает необходимость объединения, поставить свою подпись. Я это уже сделал.



Фото:1. Россия. Москва. 5 июля 2015. Сопредседатель партии РПР-ПАРНАС Михаил Касьянов на съезде партии "Республиканская партия России — Партия народной свободы" (РПР-ПАРНАС). Артем Коротаев/ТАСС
2. Григорий Явлинский на заседании федерального совета партии "Яблоко" в "Научно-методическом центре профсоюза работников АПК".  Денис Вышинский / ТАСС















  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.